Священник села Автодеево Михаил Критский

31 марта 2021 года исполняется 100 лет со дня злодейского убийства настоятеля Троицкой церкви села Автодеево Ардатовского района Нижегородской губернии иерея Михаила Критского.

Священник Михаил Алексеевич Критский родился 4 ноября 1879 года в селе Поляны (Мисюриха) Арзамасского уезда Нижегородской губернии. Предки его – дед псаломщик и отец священник Алексей Александрович Критский – честно служили крестьянскому сословию на сельских приходах Нижегородской епархии.

Когда Михаилу исполнилось шесть лет, семья Критских переехала в село Белкино Семеновского уезда. Здесь отец Алексей Критский священствовал в церкви Рождества Пресвятой Богородицы до дня своей кончины в 1896 году и оставил по себе память как о добром пастыре и полезном делателе на ниве Христовой. Он имел ревность к проповеданию Евангелия и усердие к просвещению народа в истинах веры, учил крестьянских детей Закону Божию.

Семья была многодетной – два сына и шесть дочерей. Дети в семье Критских отличались благонравием, как это отмечалось в клировых ведомостях. На их долю выпало раннее сиротство: в 1892 году умерла мать Ольга Ильинична, а через четыре года почил в Бозе глава семейства.

В 1894 году, по окончании Нижегородского духовного училища, Михаил Критский поступил в Нижегородскую духовную семинарию на казенное содержание как сын многосемейного бедного священника. Семинарию он закончил в 1900 году в числе лучших, со званием студента*.

По завершении семинарского курса Михаил Алексеевич обвенчался с Ниной Алексеевной Раевой, благочестивой образованной девушкой из священнической семьи, и 29 октября 1900 года был рукоположен епископом Нижегородским и Арзамасским Владимиром (Никольским) во диакона, а 1 ноября – во иерея к Троицкой церкви села Автодеево Ардатовского уезда.

Село Автодеево, в семи верстах от города Ардатова, принадлежало помещикам Рахмановым. В 1806 году автодеевские помещики подали прошение о разрешении им на месте деревянной Никольской церкви построить каменный трехпрестольный храм в честь Преображения Господня с двумя приделами во имя тезоименитых храмоздателям Федору Михайловичу и Елизавете Яковлевне Рахмановым святых – преподобного Феодора Начертанного и святых праведных Захарии и Елисаветы. Особое проявление благодати Божией изменило их первоначальный замысел. Народная память сохранила предание о нездешней женщине, страждущей от телесной болезни, которая при явлении ей во сне Святой Троицы получила повеление искать источник у села Автодеево и его водой исцелиться от мучившего ее недуга. Источник этот искони почитался в Автодееве и его окрестностях, а после возведения в 1822 году в селе каменной Троицкой церкви с теплым Никольским приделом ежегодно к нему в День Святого Духа стали совершаться крестные ходы, привлекавшие множество богомольцев. Там служили молебен, после которого воду из источника вычерпывали до дна, но она быстро натекала вновь.

Быт Автодеева был чисто деревенским. Село находилось в бесхлебной части Нижегородской губернии, земля здесь не вознаграждала трудов крестьянина, и поэтому жители села для пропитания рубили лес и выпиленный тес продавали на базарах в уездном городе Ардатове. А также занимались извозом. Печальным явлением того времени было ослабление нравственных связей в крестьянской среде, редкостью была крепкая патриархальная семья, состоявшая из нескольких супружеств, не отделившихся от своих родителей. Весьма сильно здесь было развито пьянство с его гибельными последствиями для душевного спасения и семейного и общественного благополучия. В самом Автодееве мещанином города Темникова уже в 1860-х годах был открыт кабак.

Грамотных крестьян было очень мало. Народное образование стало развиваться здесь благодаря местным священникам: отец Иоанн Васильев в 1861 году завел у себя на дому училище для обучения грамоте крестьянских детей, которое просуществовало десять лет, а при сменившем его священнике Константине Коринфском в 1886 году была открыта церковно-приходская школа, вначале размещавшаяся в его доме, а затем в церковной сторожке. В 1894 году местное земство открыло в Автодееве школу, для которой было построено отдельное здание.

Такова была нива, на которую для пастырского делания призывался новопоставленный священник Михаил. Укрепляемый благодатью Божией, он не смущался и с первых дней пастырства принялся за устроение приходской жизни. Двадцать лет бессменно, до своей мученической кончины, отец Михаил служил на Троицком приходе и за эти годы стал детоводителем ко Христу многих крестьянских душ, сроднился со своей паствой и был для нее примером в слове, вере и житии (1Тим. 4, 12).

Вскоре после рукоположения в священный сан отец Михаил был назначен законоучителем земской школы в селе Автодееве, а с открытием в 1913 году земской школы в приходской деревне Теряевке и в ней стал преподавать Закон Божий. Церковных школ в округе было немного, устройством их были мало озабочены церковные старосты из крестьян, часто сами не учившиеся грамоте и не понимавшие значения подлинного просвещения для простого верующего народа.

Церковная школа давала крестьянским детям единое на потребу – начатки богопознания и правила доброй христианской нравственности, воспитывала любовь к Богу и храму, уважение к законам и законной власти, и священник был в ней законодателем.

Издавна в приходских деревнях Теряевке и Клоповке жило несколько семей раскольников спасова согласия, а в одном из ближайших к Автодееву сел, Журелейке, раскольники составляли значительное по численности сообщество. Для вразумления заблудших и охранения православной паствы от влияния раскола в округе действовало отделение Братства Святого Креста, членом и казначеем которого в 1903 году стал и отец Михаил.

В апреле 1906 года по его инициативе при Троицкой церкви было открыто церковно-приходское попечительство, которое должно было заботиться о благоукрашении храма и оказывать помощь сиротам и старикам прихода, не могущим себя прокормить и одеть, а в следующем 1907 году даже была сделана попытка устроить в Автодееве богадельню. Но уже в 1908 году попечительство было закрыто – «умерло», по словам отца Михаила, не встретив себе дальнейшей поддержки и сочувствия в среде прихожан.

В годы его служения автодеевский храм тем не менее расписали дивеевские сестры. Ветхая деревянная ограда с каменными столбами вокруг церкви была заменена железной на каменном фундаменте с чугунными столбами, на колокольне был устроен шпиль. При поступлении отца Михаила в Автодеево книг для чтения в церковной библиотеке не было, а за десять лет служения он собрал библиотеку в двести томов.

С августа по декабрь 1906 года после вечерни или утрени батюшка проводил собеседования, имевшие форму поучений. Были прочитаны на русском языке последние пять глав Евангелия от Матфея и первые семь глав Евангелия от Марка. Так как собеседования велись после прочтения Евангелия, они имели характер истолковательный. Такие беседы оканчивались пением тропаря и кондака перед Серафимо-Понетаевской иконой Божией Матери «Знамение». «…Самое чтение Евангелия на родном языке, понятном для всех, – отмечал отец Михаил, – так завлекало слушателей, что, несмотря на продолжительность службы, молящиеся оставались почти все».

Во все годы своего служения отец Михаил с неослабевающей ревностью назидал свою паству проповедями и поучениями. В слове на Новый 1911 год он говорил о том, в чем должно состоять обновление нашей жизни, в Недели Великого поста, в воскресные и праздничные дни учил об истинном покаянии, о том, как до́лжно по-христиански проводить праздники, о благодатных дарах Святого Духа.

На отца Михаила, как на благонадежного пастыря, в разное время возлагались ответственные церковные послушания: в 1905 году – духовного следователя, в 1907–1909 годах – депутата на епархиальном и окружных училищных съездах духовенства, а с октября 1914 года по апрель 1917 года – помощника благочинного и члена благочиннического совета. Беспорочное служение отца Михаила отмечено священноначалием: в 1906 году он был награжден набедренником, в 1911 году – скуфьей, а в 1916 году – камилавкой.

Особое влияние на благочестие паствы отца Михаила имела близость одного из земных уделов Пресвятой Богородицы – Серафимо-Дивеевского монастыря, который так же, как и Троицкая церковь села Автодеево, входил во второй благочиннический округ Ардатовского уезда. В 1903 году, когда совершилось открытие святых мощей и прославление в лике святых преподобного Серафима, в Сарове и в Дивееве побывала вся православная верующая Россия, участниками этого события стали и богомольцы Автодеева, находящегося у дороги из Дивеева в Саров. Паломники – «ночевальщики», как их называли в селе, – часто останавливались в домах автодеевских крестьян, вели благочестивые беседы и привносили в их среду дух благочестия.

Через два года после Саровских торжеств началась первая русская революция, ставшая предвестием грядущих испытаний для всех верных рабов Божиих. В 1906 году в Автодееве произошло народное возмущение. Мятежники были приговорены к каторге, тюремному заключению и ссылке, и никто из двадцати осужденных в село уже не вернулся. В выдаче их полиции подозревали крестьянина Ивана Кольчатова. Желая наказать хозяина, его работник Алексей поджег кольчатовский дом. При пожаре загорелись дома соседей, которые в своем несчастье обвинили детей Кольчатова. Раскаявшийся Алексей, исповедовав свой грех отцу Михаилу, просил у него помощи в примирении враждующих. Любвеобильный и незлобивый отец Михаил просил Ивана Кольчатова простить Алексея и, когда тот с упорством и ожесточением стал отказываться, даже готов был преклонить перед ним колени. Кольчатов смягчился и, удерживая отца Михаила, воскликнул: «Батюшка, ты не должен мне в ноги падать, я его прощаю!»

После октябрьского переворота 1917 года Церковь стала гонимой. Отец Михаил безбожную власть не принял. За богослужениями он продолжал поминать Царя. Юродствуя, он стал прикровенно предсказывать будущее. Однажды после молебна на Троицком источнике батюшка, ко всеобщему изумлению, стал кидать иконы. Впоследствии, когда по распоряжению властей для затопления родника начали сооружать плотину, иконы из часовни над целебным ключом, действительно, побросали в яму и закопали. На Страстной седмице отец Михаил, предвидя, что придет время, когда многие отступят от Бога и не будут поститься, стал раздавать крашеные яйца, говоря: «Кушайте! Кушайте!» Когда прихожане удивились такому поступку священника, он сказал: «Наступят такие времена, что не только яйца, но и мясо будут есть посто́м». Долго не хотел освящать амбар, построенный товариществом, и при этом говорил: «Стройте, стройте, все равно иноверцам достанется, будете сюда с сумками ходить». Иносказательный смысл его слов раскрылся, когда при образовании колхоза крестьянам пришлось ходить в этот амбар с сумками получать паек.

После революции, желая сохранить Серафимо-Дивеевский монастырь, сестры  образовали трудовую коммуну. Власти, бесчинствуя, во всем притесняли монашествующих, отбирали у них имущество, не давали воспользоваться урожаем, заставляли работать  на себя. Сестры голодали. Сострадая их бедственному положению, отец Михаил стал собирать милостыню в окрестных селах и 19 сентября 1919 года (за сбором милостыни) был первый раз арестован. Началось следствие, и заведующим Ардатовским арестным домом был составлен протокол следующего содержания: «Спрошенный мною священник с[ела] Автодеева Михаил Алексеевич Критский по делу сбора милостыни и срывания советских плакатов и портретов товарищей Ленина и Троцкого объяснил следующее: с[о]бирать милостыню 18 сентября я пошел на монашек Дивеевского монастыря из чувства ответственности перед Богом на Страшном Суде. Когда меня пригласили в совет с[ела] Кудлей, то я, возмутясь тем, что в совете икон нет, а висят лишь одни плакаты с посмеянием православной веры, как-то: поп с крестом, портрет Ленина и Троцкого, – я сорвал [их] затем, что икон нет, а их ставят выше Бога, и я не мог вытерпеть этого».

Было заведено дело о контрреволюционной деятельности Серафимо-Дивеевского монастыря. Отца Михаила, обвиненного в дискредитации советской власти, из ардатовского арестного дома перевели в Первую нижегородскую тюрьму; через полтора месяца, в начале ноября 1919 года, он был освобожден из заключения.

С отделением школы от Церкви при советской власти Закон Божий был изгнан из школ, но новая школа, ставшая распространительницей безверия, поначалу с трудом прививалась в селах, где простой верующий народ видел в ней один только соблазн лжеименного знания для своих детей. 7 ноября 1920 года отец Михаил собрал членов церковного совета, около тридцати человек, и предложил организовать на дому церковную школу, которая могла бы оградить души детей от духовного растления. Верующий народ села Автодеево был единодушен и единомыслен со своим любимым пастырем, памятуя о том, что должно более повиноваться Богу, нежели человекам (Деян. 5, 29), но некоторые члены приходской общины проявили малодушие и дали показания на отца Михаила. В феврале 1921 года Выксунское политбюро завело следственное дело, отец Михаил был арестован и помещен в Выксунскую милицию. 26 февраля он ушел из арестного помещения в Автодеево и, нигде не скрываясь, стал служить у себя на Троицком приходе.

Вскоре батюшку вновь арестовали и возвратили в Выксу. На следствии отец Михаил не признал себя виновным в агитации против советской власти и сказал, что считает своим пастырским долгом учить народ Закону Божию и сам готов свидетельствовать о своей вере «даже до крови». В одной камере с ним находился житель села Дубовки. Отец Ми­хаил дал ему совет: «Читай девяностый псалом “Живый в помощи Вышняго…” – и тебя освободят». «Батюшка, а почему вы не читаете?» – спросил его соузник. «Я хочу пострадать за Христа», – ответил священник.

10 марта следователь Рипин, считая обвинение отца Михаила в антисоветской деятельности доказанным, постановил направить его в распоряжение Нижегородской ЧК для вынесения приговора. 15 марта 1921 года отец Михаил вместе с двумя арестованными, эсером Лобановым и Дашковой, в сопровождении милиционера Ильи Храброва отправился из Выксунского политбюро в Нижегородскую ЧК. На станции, «где было большое скопление народа», Критский и Лобанов, по словам Храброва, скрылись. Шла первая неделя Великого поста, и отец Михаил вновь вернулся в Автодеево, где продолжал совершать свое служение.

В последних числах марта 1921 года он был вновь арестован. 31 марта сопровождаемый конвоиром Дмитрием Рушевым, членом чрезвычайного отряда особого назначения, отец Михаил был отправлен из Ардатовского политбюро в Выксу. В руке он нес корзину с духовными книгами. Около деревни Тоторшево к Рушеву присоединился Федор Шулайкин, командированный в этот день уездным партийным комитетом по делам службы в село Кулебаки. Переночевав в селе Дубовке в доме председателя сельсовета, в восемь часов утра 1 апреля Рушев и Шулайкин вместе с конвоируемым отцом Михаилом вышли в путь. Миновав сельхоз Пушлей, они шли по лесной тропе, ведущей к разъезду на семнадцатой версте новой узкоколейки. В двухстах шагах от лесной дороги, на просеке, выстрелом в упор отец Михаил был убит конвоиром Рушевым.

Тело убиенного пастыря привезли в Кулебаки и положили в часовне при кулебакской больнице. Здесь оно оставалось до 6 апреля 1921 года. Предполагалось похоронить отца Михаила в Кулебаках, но жители Автодеева этому воспротивились. От села Кужендеева до Троицкого храма гроб с его телом несли на руках. Похоронили отца Михаила в день Благовещения Пресвятой Богородицы 7 апреля 1921 года; чин отпевания был совершен сонмом священнослужителей. Пришедших проститься со своим пастырем богомольцев было так много, что они не помещались в церковной ограде. Когда гроб опустили в могилу справа от алтаря Троицкого храма и засыпали землей, приехали представители власти, возмущенные тем, что отца Михаила похоронили у церкви, но народ не допустил их к могиле.

В день убийства отца Михаила было учинено формальное следствие с целью доказать непреднамеренность действий убийцы и оправдать его. Рушев показывал, что арестованный священник Михаил Критский был убит им при попытке бегства и что при преследовании убегающего арестанта он произвел три выстрела: первый в воздух, второй и третий по бежавшему священнику, и только после третьего выстрела арестованный упал, будучи смертельно раненным. Врач Г.И. Зворыкин при осмотре тела убиенного отца Михаила констатировал два ранения – в голову и руку – и что смертельным был второй выстрел в голову, произведенный «в упор». Из тела убиенного была извлечена только одна пуля; его рука в это время находилась на уровне головы – батюшка либо поднял ее в крестном знамении, либо пытался закрыть голову от выстрела.

Врач Н.А. Иорданский при осмотре тела убиенного отца Михаила, кроме ранений головы и руки, нашел ранение в области спины и констатировал, что, будучи раненным в спину, отец Михаил был лишен возможности держаться на ногах – следовательно, бежать от конвоира не мог; выстрел же в голову, произведенный в упор, был причиной моментальной смерти.

Могила автодеевского священника всегда почиталась жителями села, она не была разорена в безбожные годы. С образованием Свято-Никольского скита в селе Автодееве могилу благоустроили сестры. В памятные для батюшки дни здесь совершаются литии. К нему часто обращаются в личных просьбах, и батюшка-новомученик всем помогает.

Екатерина Грищенко, с. Дивеево

*Лучшим семинаристам присваивался первый разряд, они получали звание студента и могли продолжить свое образование в духовной академии или стать преподавателями в епархиальных духовных училищах, а после рукоположения в священный сан служить во второклассном городском приходе.

Premium WordPress Themes Download
Download WordPress Themes
Download Nulled WordPress Themes
Download Nulled WordPress Themes
udemy paid course free download
download coolpad firmware
Download WordPress Themes Free
free online course

Читать также:

Явление Божией Матери в Пантелеимоновом монастыре

3 сентября 2018 года исполнилось 115 лет явления Божией Матери в Свято-Пантелеимоновом монастыре на Афоне. Празднование в честь Светописанного образа было установлено Собором старцев монастыря в 100-летнюю годовщину этого чудесного события.  27 июля 2013 года на заседании Священного Синода в Киево-Печерской лавре было принято решение включить в месяцеслов Русской Православной Церкви празднование воспоминания явления Светописанного образа […]

Вечное в творчестве поэта

Проповедь священномученика Иоанна (Восторгова) была написана к 100-летнему юбилею А.С. Пушкина и зачитана им 26 мая 1899 года в церкви тифлисской 1-й женской гимназии в присутствии преподавателей и учащихся.  Пушкин, как личность, был нераздельным со своей поэзией; это в нем особенно бросается в глаза, и его глубокой искренности, необыкновенной правдивости не отрицала никакая, даже самая […]

Каким был преподобный Серафим

В одном из альбомов художника арзамасской школы Василия Егоровича Раева имеются карандашные зарисовки вида Саровской пустыни и мест лесного уединения саровских подвижников. В этот цикл вставлен лист меньшего формата с наброском поясной фигуры преподобного Серафима, подписанный «Серафимъ Саровскiй Пустынножитель». Старец изображен в белом балахоне и скуфье. Это наиболее ранний из известных на сегодняшний день образцов иконографии преподобного Серафима. По штемпелю на бумаге лист датируется […]