Преемственность архитектурных традиций

– Ансамбль нашего монастыря удивительно органичный, выполненный в одном ключе. В нем нет резких контрастов стилей, начиная с Казанского собора и закачивая последними постройками. Все очень гармонично дополняет друг друга.

Так стала делиться своими наблюдениями послушница Серафимо-Дивеевского монастыря, архитектор по образованию. Мы решили всмотреться в архитектурный комплекс нашей обители. Это желание возникло не потому, что  Дивеево отличается архитектурными шедеврами, или древностью зданий, или участием в его постройках выдающихся архитекторов. Ничего этого здесь нет. Но каждый век существования монастыря отразился не только в истории и людях, но и в возведенных на его территории соборах.

– Барокко – первый большой европейский стиль, легко и органично вписавшийся в нашу национальную традицию: первая значительная постройка, с которой начинался наш монастырь, – Казанская церковь –выполнена в стиле русского, или провинциального барокко. В переводе с итальянского, испанского и галльского барокко значит причудливый, и даже неправильный, дурной, испорченный. На западе место гармонии и уравновешенности ренессанса заняли пышность и динамика барокко, усложненность форм, светотеневые контрасты, богатая пластика и неожиданные эффекты. Этот архитектурный стиль отражал укрепление монархии, в градостроительстве он проявился масштабностью и монументальностью.

Русскому барокко, в отличие от западно-европейского, присущи бо́льшая простота и структурность композиций, но при простых плоскостных фасадах было обилие декора, лепные наличники и окрашенная штукатурка. Скромность свойственна провинциальному ответвлению этого стиля, что мы и наблюдаем в Казанском соборе. К тому же его постройка проходила в пограничную эпоху смены стилей. Барокко повсеместно уже вытеснялось более строгим классицизмом.

– Казанский собор называют великолепным образцом русского, или провинциального барокко. Почему?

– Думаю, что из-за гармоничных пропорций. В архитектуре пропорции играют большую роль. Если соотношение масс удачно выбрано, то здание уже будет выигрышно смотреться. Декор – не главное.

– Какие элементы, характерные для русского барокко, мы можем увидеть в Казанском соборе?

– Во-первых, мы видим типичный для храмовой архитектуры русского барокко так называемый восьмерик на четверике и разделение храма на алтарную, центральную (подкупольную) и трапезную части. Во-вторых, специфически барочный декор на фасадах: довольно сложные наличники обрамляют окна, частое вертикальное членение фасада пилястрами с капителями, переходящими в многоярусный карниз, «картины» и рамки под окнами и на гранях восьмеричных барабанов. Ну, и, наконец, сложные многоярусные, сферические, граненые купола, типичные для барокко.

– Пристройки изменили пропорции Казанского собора?

– Они довольно удачные. В общий характер здания пристройки, сделанные в начале XIX и в начале XXI веков, вписались, не испортили его архитектуру, хотя Рождественские храмы, пристроенные к Казанскому собору с западной стороны, выполнены в классицизме. Это уже другой архитектурный стиль. Художественное архитектурное произведение, с точки зрения классицизма, должно строиться на основании строгих канонов ордерной системы, тем самым обнаруживая стройность и логичность самого мироздания. Для этого стиля характерны, идущие от античности, ясность и стройность композиции; симметрия, симметрично-осевые композиции, сдержанность декоративного убранства. Фронтончики, портики, мелкие пилястры и карнизы, барельефы – это все элементы классического стиля. Цветовое решение характеризуется светлыми тонами, и белый цвет служит для выявления архитектурных форм.

– Когда Михаил Васильевич Мантуров привел к батюшке Серафиму Семена Ивановича Соколова, старец сказал: «Слушайся его во всем; у него ум светлый». Как ум Соколова проявился в архитектуре?»

– Сделать пристрои к существующему уже зданию технически сложно. Тем более что в данном случае сначала был выстроен верхний храм, а потом надо было подкапывать под него и устраивать нижний храм. Но вот стоит Казанский собор – и никаких проблем: ни трещин, ни конструктивных повреждений, так все Соколов сумел точно рассчитать. И более поздние пристрои, сделанные в 2008 году с южной и северной сторон, тоже не нарушили сложившуюся уже гармонию этого храма.     Их спроектировал наш современник Виктор Викторович Коваль.

– В ту пору, когда строились Рождественские храмы, батюшка Серафим говорил и сестрам, и Мантурову о том, что в обители будет «велий собор, диво дивное». Его заложили в 1847 году и построили в 1875-м. Какие характерные для этого времени черты воплотились в Троицком соборе?

– Троицкий собор выполнен в русско-византийском стиле. Этот стиль сложился в первой половине XIX века на волне общего патриотического подъема, вызванного победой над Наполеоном. По приказу российского императора Николая I во славу России создавался истинно русский новый стиль, который смог бы подчеркнуть самобытность отечественной культуры. Православный собор должен был производить на зрителя неизгладимое впечатление своим масштабом и великолепием. А некоторая громоздкость, величественность, характерная для него, подчеркивала идею русской государственности как православной монархии.

От византийских храмов были взяты монументальность построек, крестово-купольная система композиции. Классические формы и декор фасада исчезли, на смену им пришли элементы из русской и византийской архитектуры, полукруглые арки и арочные проемы, массивные колонны, элементы эклектики, смешение стилей. Так, в частности, в Троицком соборе мы видим, как нефы на фасаде венчаются фронтонами, а не традиционными для древнерусских храмов закомарами. Барабаны украшены арочными поясами с ярко выделенными колонками коринфского ордера. На втором ярусе фасада поддерживает их арочный пояс со вписанными в него высокими оконными проемами. Неожиданными выступают входные порталы с барочными мотивами завершений: разорванный полуциркульный карниз, волюты на фронтоне. Все предыдущие стили, которые были накоплены в архитектуре, проявились в эклектике во второй половине XIX века.

– До нас дошли восхищенные впечатления паломников конца XIX–начала ХХ веков, которые которые отмечали необыкновенную легкость этого собора, торжественное, светлое, полное тихой радости настроение, возникающее в нем.

– Собор огромный, но пространство не подавляет человека, а создает ощущение торжественности, величия. Нас поражает необыкновенная легкость, гармония и общая связь в деталях, простота и непринужденность линий и всего больше – свобода и простор в интерьере храма. Мы не замечаем колонн, поддерживающих купол: их как будто нет. Создается впечатление свободного парения купола. Собор освещен дневным светом так превосходно, что не остается ни одной части в тени или мраке.

Торжественность дореволюционного интерьера собора отмечали все паломники. Над ним потрудилась дивеевская казначея и благочинная Елена Николаевна Анненкова, имевшая тонкий вкус. Не было ничего дорогого в оформлении интерьера, но обращали на себя внимание изысканные детали: чугунные кружевные обрамления, голубые  балясины на хорах, живописные полотна на библейские сюжеты. Один из паломников прошлого заметил, что собор производит впечатление чего-то светлого, жизнерадостного, бодрящего и без слов продолжает такую же проповедь преподобного Серафима.

– Новый собор, нынешний Преображенский, построен в неорусском стиле. А в чем состоит отличие неорусского от русско-византийского?

– Русско-византийский стиль возник на базе официального православия при широкой правительственной поддержке и являлся воплощением православной русской государственности. Отсюда его монументальность, тяжеловесность и обилие прямых цитат из русской и византийской архитектуры. В то время был разработан альбом «Образцовые проекты церквей» Константина Тона, и чуть не приказом сверху все были обязаны строить храмы только на основе этих типовых проектов. «Православие – самодержавие – народность» – вот девиз времени и девиз русско-византийского стиля, воплощенный в камне. В неорусском же стиле, появившемся в начале ХХ века, – интерес к самому искусству, меньше «идейности», больше эстетики, поиска философии, обращения к истокам, владимиро-суздальской архитектуре, памятникам Пскова и Новгорода, попытки понять дух русского зодчества через стилизацию. Это направление по своей сути уже ближе к модерну. Неорусское течение выражало возврат к национальному началу, которое было забыто в период увлечения античными и западными влияниями.

– Действительно, наш Преображенский собор часто сравнивают с владимирскими храмами.

– Да, за основу явно взята владимиро-суздальская архитектура, но с древним храмом его не спутаешь, это стилизация. В основе – классическая крестово-купольная система; пять куполов, трехнефное членение фасадов, закомары, алтарные апсиды – все обрамлено изящным аркатурно-колончатым пояском. Очень красивый входной портал с архивольтами и дыньками на полукруглых колоннах. Этот собор можно назвать архитектурной жемчужиной Дивеева.

– Русское барокко, русско-византийский и неорусский стили… Архитекторы предлагали Серафимо-Дивеевскому монастырю проекты, в которых как обязательный элемент присутствует национальный дух. Можно сказать, что новый, Благовещенский, собор тоже совпадает с этим стилевым направлением?

– Благовещенский собор создан в псевдобарочном стиле, хотя за композиционную основу взят традиционный крестово-купольный храм. При этом собор – одноглавый, что является редкостью в русской храмовой архитектуре. Главный восьмерик явно выполнен по мотивам Казанского собора. Очень экзотично смотрятся серебристые звезды на барочном куполе – традиционный атрибут Богородичных храмов на Руси. По фасадам – обилие стилизованного барочного декора, псевдомайолики и мозаики. Вокруг стен – подобие галерей и массивный гранитный цоколь. Это полное смешение стилей, характерное для XXI века. Такой своеобразный эксперимент, в какой-то степени отражающий нашу современную жизнь – обращение к традициям прошлого и попытки вписать это в реальность современного мира. Благовещенский собор можно назвать зеркалом нашей жизни сегодня.

– Четыре дивеевских собора – это четыре века: XVIII, XIX, ХХ и XXI. Можно ли говорить о том, что дивеевские соборы – это и фиксация определенных этапов становления обители?

– Несомненно, это так. Неповторимость и изящество и одновременно скромность Казанского собора отмечает место явления Царицы Небесной дивеевской первоначальнице  и начало основания общины. Троицкий собор с его незыблемостью – утверждение обители на основах, заложенных преподобным Серафимом, которые удалось отстоять, несмотря на смуту, затеянную врагом рода человеческого. Преображенский собор своей обращенностью к истории фиксирует непреходящую ценность монашеской традиции в Дивееве. Благовещенский собор – это и опора на традиционность, и поиск себя в этой традиции.

Дивеевская обитель

Read More:

Безмолвие Спасителя

Сегодня Святая Церковь отмечает один из самых величайших и таинственных дней в истории Церкви и всего человечества – день Великой Субботы, день пребывания Господа нашего Иисуса Христа во гробе и одновременно Его схождения во ад и восшествия в рай. По свидетельству свт. Иоанна Златоуста, подобно тому, как Великая, или Страстная «седмица является главой других седмиц, […]

Бабушка Зоя

Бабушка моя, Лысова Зоя Александровна, родилась 30 сентября 1941 года в деревне Вертьяново Дивеевского района. Деревеньку в одну улицу Вертьяново и село Дивеево разделяла речушка Вичкинза. Вернее, мост, что лежал через реку. Давно уже нет этой деревеньки, которая, словно деревце к дереву, приросло к огромному селу и носит новое название – Дивеево. Но все равно […]

Бессовестность похожа на безбожие

Совесть – одно из самых таинственных человеческих чувств. Казалось бы, совесть в своих требованиях угрожает своему хозяину. Недаром в Грузии говорят: «Мой враг – моя совесть». Это чувство, у которого нет выбора, оно не бывает ни умным, ни глупым, эти категории не для него. Зачем же оно дается человеку? Есть люди, которые сумели отделаться от […]