«Жизнь сердца есть любовь»

Господь твой есть Любовь: люби Его и в Нем всех людей, как чад Его во Христе. Господь твой есть Огнь: не будь холоден сердцем, но гори верою и любовию. Господь твой есть Свет: не ходи во тьме и не делай ничего во тьме разума без рассуждения и понимания или без веры. Господь твой есть Бог милости и щедрот: будь и ты для ближних источником милости и щедрот. Если ты будешь таким, то получишь спасение со славою вечною.

С величайшей осторожностью нужно держать в своем скудельном сосуде, в сердце, сокровище Духа … реки во чреве своем воды живой (Ин. 7, 38); нужно бодрствовать над своим сердцем, быть кротким, удерживаться от раздражительности и движений самолюбия, привязанности к земному, от нечистых восстаний плотских; в противном случае бесценное сокровище Духа мгновенно оставит нас: вдруг исчезнут из сердца мир и радость – это чувство необыкновенной, ангельски-духовной легкости души, парящей на свободе сердца и мысли; исчезнут и эти реки воды живой, которые пред тем только текли и наполняли обильно бразды души; душу наполнит чуждый огнь, мучительно палящий внутренности, лишающий ее мира и радости, и наполняющий ее чувством скорби и тесноты, и подстрекающий к раздражительности и хуле. Так явно, так резко обозначаются и сменяются в нас Царство Божие и царство врага, Царство жизни и царство смерти! Христианин видит это внутренними очами и удивляется Божией правде и святости, удивляется и недремлемости врага, всегда как лев рыкающего и ищущего, кого поглотить (1Пет. 5, 8).

Молитва – златая связь человека-христианина, странника и пришельца на земле, с миром духовным, коего он член, и паче всего с Богом – Источником жизни; от Бога изошла душа, к Богу и да грядет всегда чрез молитву. От молитвы великая польза для молящегося: она успокоевает душу и тело; она успокоевает не только душу самого молящегося (Аз упокою вы  Мф. 11, 28), но и часто души преставльшихся праотец, отец и братий наших.

Как живо представляли Бога святые Божии человеки, составлявшие свои [молитвы] Духом Святым в руководство себе и нам; с каким трепетом они предстояли на молитве, но и с какою любовию и надеждою! Всякое слово их молитвы говорит: Бог с нами и Бог в нас слышит каждое слово наше, видит каждую мысль нашу, желание наше, слезы наши, каждую частицу слезную.

Ежедневно благодари от всего сердца Бога за дарование тебе жизни по образу и по подобию Его, жизни разумно-свободной и бессмертной. Особенно благодари за то, что Он тебя, падшего в вечную смерть, восстановил и направил опять к жизни, и не простым действием всемогущества, ибо это несообразно было бы с правосудием Его, а даровав в выкуп за нас Единородного Сына Своего, пострадавшего и умершего за нас; благодари еще за то, что Он тебя ежедневно, волею чрез грехи падающего из жизни в смерть бесчисленное множество раз, – снова дарит жизнию за то только, что ты от сердца скажешь: Согреших, Отче, на небо и прел Тобою (Лк. 15, 18)! Благодари еще за то, что Он тебя, безрассудно ввергшего себя в болезни – предвестницы смерти телесной, часто избавляет от них, исправляет твои ошибки и не лишает тебя земной жизни твоей, зная, что она дорога для тебя, что ты не готов еще к той вечной жизни. Благодари Его за все средства к жизни, за все радости и скорби в жизни, ибо все от Него, всеблагого Отца, все от первой оной начальной Жизни всем уделившей и взаимодавшей жизнь.

Когда читаешь молитвы за вся люди, а сердцем не молишься о всех людях, тогда на душе бывает тяжело, ибо тогда не благоволит Господь к молитве, а коль скоро сердцем станешь молиться о всех, будет тотчас легко, ибо Господь милостиво внемлет такой молитве.

Что всего вожделеннее для человека? Избежание греха, оставление и прощение грехов и стяжание святости. Почему? Потому что грехи, как, например, гордое, злое обхождение с ближними, злая мнительность, любостяжание, скупость, зависть и прочее, разлучают нас с Богом, Источником жизни, удаляют от общения с людьми и повергают нас в смерть духовную, а кроткое, смиренное, незлобное общение со всеми, даже с врагами нашими, простосердечие, нестяжательность, довольство малым и необходимым, щедрость ко всякому, доброжелательство и другие добродетельные поступки соединяют нас с Богом, Источником жизни, и людям делаются любезными. Даруй же, Господи, совершенно избежать греха, навыкнуть же всякой добродетели, по благодати Твоей. Ей, Владыко Господи, без Тебя не можем творити ничтоже благо, зли суще (Мф. 12, 34).

На озлобляющихся на нас или завидующих нам, гордящихся пред нами не должно взаимно озлобляться, сердиться, гордиться, как это обычно нашей растлевшей природе, но жалеть их, как одержимых адским пламенем и смертию духовною, молиться о них в глубине сердца, да отженет Господь мрак души их и просветит сердца их светом Своей благодати.

Молитва – дыхание духовное: молясь, мы дышим Духом Святым: Духом Святым молящеся (Иуд. 1, 20). Итак, все церковные молитвы – дыхание Духа Святого, как бы духовный воздух и вместе свет, духовный огонь, духовная пища и духовное одеяние.

Не бойся лишений телесных, бойся лишений душевных. Не бойся, не малодушествуй, не раздражайся, когда тебя лишают денег, пищи, пития, сладостей, одежды, жилища, даже самого тела; бойся, когда враг лишает душу твою веры, упования, любви к Богу и ближнему, когда он всевает в твое сердце ненависть, вражду, пристрастие к земным вещам, гордость и прочие грехи. Не убойся от убивающих тело, души же не могущих убити людей (Мф. 10, 28).

Замечательно, что люди раздражительные, после агонии сильного и продолжительного гнева и после испытания всей его мучительности, делаются, как говорится, шелковыми, кроткими и смирнехонькими. Что сказано о злости и раздражительности, то следует сказать и о прочих страстях. Сам Господь указал для них наказание в них самих, в их крайней агонии. Так наказывается гордость, зависть, ненависть, скупость, сребролюбие. Каждая страсть есть собственный мучитель и вместе палач каждого одержимого ею человека.

Отчего вся природа и все в природе мудро и в порядке изумительном круговращается? Оттого, что Сам Творец ею распоряжается и управляет. Отчего в природе человека – венца творения – столько беспорядков? Отчего в жизни его столько неустройств и безобразий? Оттого, что он сам вздумал распоряжаться собою, помимо воли и разума Творца своего. Человек-грешник! Предай всего себя, всю свою жизнь Господу Богу твоему, и вся жизнь твоя будет круговращаться в мудром, прекрасном, величественном и животворном порядке, и вся она будет прекрасна, как у святых Божиих человеков, кои предали себя всецело Христу Богу и коих Церковь предлагает нам ежедневно в пример для подражания.

Молящийся, как голодный, должен алкать, крепко желать тех благ, в особенности духовных, прощения грехов, очищения, освящения, утверждения в добродетели, коих он просит в молитве. Иначе напрасно слова тратит. То же разумей о благодарении и славословии Господа: алкай благодарить и славить Господа непрестанно, ибо все от Него, все – дары Его благости и милосердия.

В злобе своей на нас, в коварстве против нас и в оскорблениях, наносимых нам различным образом, люди достойны особенного сожаления в любви нашей как больные и погибающие, сделавшиеся орудием всезлобного врага нашего, диавола, который учит нас всякому злу, который ищет чрез подобных нам сделать какое-либо огорчение и беду. Но эти огорчения и беды бывают для нас очень, очень полезны, открывая нам наши язвы сердечные, которых мы не видели и не чувствовали.

Плоть цветет, а душа вянет; плоть пространна, а душа в тесноте; плоть пресыщена, а душа голодует; плоть разукрашена, а душа безобразна; плоть благоухает, а душа смердит; плоть разливается в смехе, а душа кругом в беде; плоть в свете, а душа во мраке, в адском мраке.

Человек, где ни бывает, но потом все домой возвращается. Так и христианин, кто бы он ни был, знатный или простой, богатый или бедный, ученый или невежда, где бы ни был, какую бы должность ни занимал в обществе, что бы ни делал, должен помнить, что он не дома, а в странствии, в пути, и должен домой возвращаться – к отцу, к матери, к старшим братьям и сестрам, а дом этот – Небо, Отец – Бог, мать – Пречистая Богородица, старшие братья и сестры – Ангелы и святые Божии человеки, что все земные обязанности, дела суть временные, а настоящее дело – спасение души, исполнение заповедей Христовых, очищение сердца.

Не смешивай человека – этот образ Божий – со злом, которое в нем, потому что зло есть только случайное его несчастие, болезнь, мечта бесовская, но существо его – образ Божий – все-таки в нем остается.

Помни Любовь, положившую жизнь свою за людей; не жалей и ты самой жизни своей для брата и немилосердно распинай своего плотского человека, отвращающегося от пожертвования для брата.

Тот подает истинно милостыню, кто подает от сердца и любящим сердцем. Тот истинно милостивый, кто беседует со всяким сердечно, а не умом или устами, кто отдает всякому искреннее, сердечное почтение, кто проповедует слово Божие и служит от истинного сердца, нелицемерно – словом, кто объемлет всех и носит всех любовию в сердце своем, презирая все вещественное, что становится препятствием в любви между ним и ближним.

Познай, человек, свою душевную беду и крепко, постоянно молись Спасителю человеков, чтобы Он спас тебя от нее. Не говори в себе: я не в опасности, я не в беде, мне не нужно часто и много молиться об избавлении от бедствия, которого не постигаю и не знаю. Это-то и беда, что ты, будучи в величайшей беде, не знаешь своей беды; эта беда – грехи твои.

Неверие само себя изобличает в том, что оно лживо и не имеет ничего общего с истиною; неверующее сердце беспокойно, смутно, слабо, неосновательно; напротив, вера спокойна, блаженна, величественна, тверда.

Нет ничего ближе к нам Бога. Он – Бог сердец, а сердце, в свою очередь, всего к нам ближе. Это весь человек, потаенный сердца человек (1 Пет. 3, 4), по апостолу.

Жизнь сердца есть любовь, смерть его – злоба и вражда на брата. Господь для того нас держит на земле, чтобы любовь к Богу и ближнему всецело проникла наши сердца: этого и ждет Он от всех. Это цель стояния мира.

Сердце тонко, легко, духовно, небесно по природе своей, – береги его: не отягощай, не оземляй его, будь крайне воздержан в пище и питье и вообще в удовольствиях телесных. Сердце – храм Божий. Кто разорит храм Божий, того покарает Бог (1Кор. 3, 17).

Ты представитель веры и Церкви, о, иерей, ты представитель Самого Христа Господа: ты должен быть образцом кротости, мужества, твердости, терпения, возвышенного духа. Ты делаешь дело Божие и ни пред кем не должен падать духом, никому не должен льстить, раболепствовать и должен считать дело свое выше всех дел человеческих.

Протоиерей И.И. Сергиев. Моя жизнь во Христе. СПб., 1911

Святой праведный Иоанн Кронштадтский (Иван Ильич Сергиев) родился 19 октября 1829 года в селе Сура, близ Архангельска, где в течение трех с половиной столетий преемственно священствовали иереи из рода Сергиевых. Семя домашнего благочестия, взращиваемое в течение долгих лет учебы в приходском училище, Архангельской семинарии, Петербургской духовной академии, дало благодатный плод в приходском служении. В 1855 году Иоанн Сергиев женился на дочери протоиерея К.Н. Несвитского Елизавете и получил место священника кронштадтского кафедрального собора во имя святого апостола Андрея Первозванного. Пастырский долг отец Иоанн видел в духовно-нравственном врачевании погибающих людей, облегчении участи нищих, бездомных и сирот. Следуя заповедям Христовым о любви и милосердии к ближним, он поддерживал и поощрял благотворительную деятельность и сам становился душой всякого доброго начинания. В 1874 году им основано «Приходское попечительство для помощи бедным», в 1882 – Дом трудолюбия с детской библиотекой, бесплатной начальной школой и мастерскими. Но истинной здравницей скорбящих душ отец Иоанн считал храм Христов, а самым действенным средством исцеления – Божественную литургию. На исповеди, длившиеся иногда по двенадцать часов, приходило до шести тысяч человек, причащение продолжалось 3-4 часа. Сам отец Иоанн причащался Святых Христовых Тайн каждый день. Служение его во время Божественной литургии было, по выражению современников, «огнебоговдохновенным». Каждый раз отец Иоанн вновь и вновь с благоговением и страхом переживал встречу с Богом. Праведная жизнь и ревность о службе Божией стяжали ему благодатный дар чудесного исцеления. Святитель Феофан Затворник, сам замечательный подвижник веры, писал о нем: «Отец Иоанн Кронштадтский – Божий человек. Молитва его доходна к Богу по великой вере его». 9 декабря 1908 года отец Иоанн отслужил свою последнюю литургию, а 20 декабря великий молитвенник Земли Русской предал дух Богу. Похоронили его в нижней церкви основанного им Иоанновского женского монастыря. Его можно назвать старцем в миру. В отличие от традиции Оптинского старчества он не проходил монашескую школу духовного делания, а поднялся на духовные высоты по благодати Божией, даруемой в Таинстве Евхаристии. Он проповедовал и свидетельствовал о Боге своим пламенным совершением литургии. Необыкновенные по ясности и простоте мысли-переживания, в центре которых литургическое служение Богу, составили книгу «Моя жизнь во Христе» – своеобразный гомилетический сборник-дневник, где каждая отдельная запись – краткая, но сильная духовным назиданием проповедь. Святой Иоанн вдохнул новую жизнь в русскую духовность, сделал ее евхаристической по преимуществу.

Фото: stdimitry.ru

Download WordPress Themes
Premium WordPress Themes Download
Download WordPress Themes Free
Download Best WordPress Themes Free Download
free online course
download redmi firmware
Premium WordPress Themes Download
udemy course download free

Read More:

Благословение и послушание – благодать Божия

При пострижении в монашество постригаемый без всякого принуждения, следуя своей свободной воле дает пред Богом три обета: о послушании, нестяжании и целомудрии. Это три столпа, на которых зиждется монашеская жизнь, всецело устремленная к Царствию Небесному. Монах отрекается своей воли и ради Христа научается жить в послушании игумену и братии, стяжевая через это и другие добродетели. […]

Икона «Умиление» Серафимо-Дивеевская

Келейный образ Серафима Саровcкого был написан на полотне, натянутом на кипарисную доску, и представлял поясное одноличное изображение Богоматери со склоненной главой, опущенным взором и скрещенными на груди руками. В образе легко узнается его протограф-икона «Богоматери Виленской-Остробрамской». Когда и каким образом список чудотворной иконы попал к Преподобному, неизвестно. Литературные источники глухо упоминают, что отец Серафим «всегда […]

Муки рождения

«Сын Человеческий» – не только для будущих или настоящих поколений, но и прошедших: для всех времен, всех мест и народов. И еще: «Я с вами страдаю, ибо вы – Мои, а Я – ваш». По состраданию пришел, оставив небо; по состраданию взял на Себя ваши грехи; по состраданию – пострадаю за вас и буду умолять […]