«Что может уничтожить нашу радость?»

7 февраля отошел ко Господу тбилисский священник архимандрит Антоний (Гулиашвили). В 1991 году он принял участие во встрече мощей в Дивееве. А в сентябре 2016 года мы побеседовали с ним в радиостудии Серафимо-Дивеевского монастыря и об этом событии, и о многом другом. В память об этом замечательном человеке публикуем это интервью.

– Батюшка, мы знаем, что вы в 1991 года сопровождали мощи батюшки Серафима от Москвы и до Дивеево. Как преподобный Серафим вошел в вашу жизнь?

– Я читал, знакомился с его житием и на каждом шагу убеждался, что это не человек, а любовь. Для меня преподобный Серафим Саровский стал знаменем добра. Ни одного момента в его жизни нет, когда бы он кому-нибудь нагрубил, кого-нибудь оскорбил. Он полностью отдал себя Богу, и Господь оценил его труды, оценил его ревность. Преподобный Серафим Саровский получил благодать от Господа, и все, что он благословлял, все сбывается по сегодняшний день, и завтра, и послезавтра, и через десять лет будет сбываться.

– А как вы оказались в Москве в 1991 году? Как получилось, что вы присоединились тогда к крестному ходу?

– В Елоховский собор я часто приходил, когда бывал в Москве. Однажды приезжаю – а там мощи Серафима Саровского. Я попросил разрешить мне акафист почитать у мощей. И мне удалось не один, а больше пяти почитать акафистов. А потом уже, конечно, я загорелся желанием принять участие в крестном ходе. И так случилось, что Святейший благословил мне облачиться и включиться в крестный ход, и я сюда приехал. Может быть, просто Серафиму Саровскому хотелось рядом с собой меня иметь в то время?

А когда приехали в Дивеево, было назначено, по-моему, пять служб. Первая литургия служилась в 12 часов ночи в маленьком приделе в Троицком соборе. И возглавлял ее митрополит Питирим. И на этой службе запомнился мне момент, как одна бесноватая, кричала, ругалась, даже плохими словами ругалась всю службу, особенно во время Херувимской и до конца. Она выстояла, и для меня было очень удивительно и радостно, что эта женщина после окончания службы абсолютно исцелилась, стала совершенно нормальной. У нее была настолько сильная вера, что она получила исцеление.

– Как вы пришли к вере?

– Я воспитывался, можно сказать, в нерелигиозной семье. А в том районе, где мы жили, рядом с нами на Святой горе Давида, стоит храм в честь святого благоверного князя Михаила Тверского, построенный к 300-летию дома Романовых. Сначала мы играли в футбол около этой церкви. А потом я стал ее прихожанином. Достаточно было услышать колокольный звон, я все бросал и бежал в церковь, не понимая еще, зачем я бегу, но мне там нравилось.

Иконостас у нас в храме был вызолоченный, четырехъярусный, а в Грузии обычно иконостасы одноярусные. С детства у меня была мечта попасть за эту золотую стенку. И меня позже, действительно, ввели в алтарь, и я стал прислуживать. Однажды у нас в день памяти святого Михаила Тверского служил Святейший, и он сказал про меня: «Этот молодой человек с завтрашнего дня будет у меня». Так я стал иподиаконом, но никогда не думал стать священником. Я работал в театре имени Грибоедова заведующим мебельно-реквизиторским цехом, техническим работником, но в церковь ходил всегда. А в то время стоял вопрос об открытии в Грузии богословских курсов, и Святейший спросил меня: «А ты, молодой человек, не собираешься подавать заявление?» На следующий день я принес заявление и был принят в семинарию. Мама была очень против, три раза травилась, один раз вешалась, но Господь сохранил ее. На пятый день приезжает мама в семинарию: «Где тут мой дурак, покажите, пожалуйста, его». А матушка там была Татьяна, она сказала: «Он уже не твой сын, а мой». Она взялась быть моей духовной матерью. А мама постепенно привыкала, привыкала, привыкала… Очень большой подмогой мне были Патриарх Ефрем и отец Иоанн Крестьянкин. Каждый раз, когда я приезжал в Псково-Печерский монастырь, батюшка спрашивал: «Как мамочка?» За десять лет до маминой смерти он сказал: «Не умрет, пока не примет иночество». И представьте себе, что за пять дней до смерти мама стала инокиней.

Перелом в ее жизни, мне кажется, случился, когда мы с ней приехали в Печоры. Площадь Успенская забита народом, в пещеры, конечно, никого не пускают – сороковой день владыки Феодора. И мы среди народа стоим в отчаянии, что мы абсолютно никого не знаем. Вдруг  шумок, шумок, шумок… Расступаются люди, ведут какого-то старичка, а это и был Иоанн Крестьянкин. Расступились люди, сделали коридор, и вдруг отец Иоанн берет маму за руку: «Феодосьюшка, пойдем со мной». И завел нас в пещеры. Потом мама рассказывала: «У меня подкосились ноги. Он меня никогда не видел и назвал по имени».

– Батюшка, а как соотносится свободное произволение человека и воля Божия о нем?

– В молитве «Отче наш» мы говорим: «Да будет воля Твоя…» Понимаете, да? Этим все вопросы исчерпаны. Однажды у отца Иоанна я был свидетелем, как один батюшка в возрасте, довольно-таки маститый священнослужитель, заслуженный, задает вопрос батюшке: «А можно я приобрету машину?» Батюшка отвечает: «Не надо. Зачем она тебе?» Они продолжают беседовать, и опять по ходу беседы тот священник вставляет свою просьбу, ему хочется машину на старости лет. Батюшка отвечает то же самое, но уже со ссылкой: «Вот, святые отцы не советуют…» И вот уже батюшка прощается с ним в дверях и опять повторяет свою просьбу. «Делай, как хочешь», – говорит отец Иоанн. Что Вы думаете? Он купил машину, через неделю или через две она была сплющена, как консервная банка, но все остались живы.

Господь видит, что человеку что-то будет неполезно, поэтому и не исполняет его прошения. И за это надо благодарить Бога. Потому что «не так, как я хочу, а как Ты, Господи…»

– Но у нас такое нетерпение, нам же все хочется побыстрее…

– Потому что руководит нами плоть.

– А вот как открыть в себе ту красоту, которая заложена в нас Богом?

– Смирением. Святые отцы говорят, что гордость – источник всякого нечестия, а смирение – это источник всякого благочестия. Потому-то Господь и начинает Свои заповеди со смирения, желая с корнем исторгнуть гордость из душ людей, слушающих его. А кто умаляет и уничижает себя, того преумудряет Господь.

– Вы знали столько замечательных людей – пять грузинских Патриархов, трех русских Патриархов и старцев знаменитых… Что у этих людей было общего?

– Любовь. Любовь и, конечно, вера. И необыкновенная простота. Помню, идет служба в кафедральном соборе. Будний день, Святейший Патриарх Каллистрат молится в алтаре, поют «Блаженны…», малый вход, а пономаря нет. Тогда Святейший берет свечу и выходит с ней, как пономарь. «Ваше Святейшество, что Вы делаете?» – спрашивают его. А он отвечает: «Неужели Вам жалко, чтобы я пять минут побыл Иоанном Крестителем?»

Вот самое главное: даже занимая высокое положение, оставаться человеком. Если архиерей не умеет разжигать кадило, то он плохой архиерей. Владыка Антоний Сурожский после службы мыл пол в храме, однако он оставался архиереем. Схиархимандрит Андроник (Лукаш) три года убирал общественные туалеты на территории монастыря, и никто об этом не знал.

– А как вы посоветуете сохранить внутренний мир и внутреннюю тишину?

– Постоянно держать в уме молитву Ефрема Сирина. А если она не доходит до тебя, то открыть Шекспира, который говорит: «Чужих грехов судить вы так усердно рветесь, начните со своих – и до чужих не доберетесь».

– Батюшка, апостол Павел говорил: «Всегда радуйтесь, за все благодарите». Вам так удается жить?

– Знаете, в последнее время стало удаваться. Мне очень помогает молитва Ефрема Сирина и молитва Иисусова. Зло, смерть, грех, диавол и ад побеждены. А когда все это побеждено, есть ли что-нибудь в этом мире, что может уничтожить нашу радость?

– Нам очень дорого все, что касается всех уделов Пресвятой Богородицы. Нам хочется, конечно, знать, как там на Афоне, как в Киеве, как в Грузии. Скажите свое слово о Грузии, что это за место такое на Земле?

– В первую очередь это удел Божией Матери. Пресвятая Богородица просила дать Ей Иверскую страну для просвещения верой Христовой, и в акафисте Иверской иконе говорится: «Не только в настоящем, но и в будущем веце Ты будешь наша защитница». Но вопрос в том, насколько ты оправдываешь это доверие? Есть замечательное стихотворение у Акакия Церетели, там такие слова: «Матерь Божия, Твой удел – это Грузия многострадальная, не отвернись от нас, но повернись к нам лицом». И когда мы чувствуем охлаждение веры в себе, когда совершаем не то, что нужно, то мы видим, что Пресвятая Богородица спиной стоит к нам, и мы умоляем Ее, чтобы Она повернулась к нам лицом. Но ведь Она может и не повернуться. И тогда вот эта многострадальная Иверская страна может остаться без Покрова. Оправдать доверие Божией Матери – вот наша обязанность. А если мы будем кичиться тем, что Она – Хозяйка нашей страны, и поэтому мы можем делать, что угодно, то последствия могут быть самые печальные.

В Грузии такая притча есть – человек тонул: «Господи, помоги!» – «Не помогу, Я тебе уже помог, когда дал руки и ноги. Пошевели руками и ногами – и выплывешь».

Дивеевская обитель

Download Nulled WordPress Themes
Download WordPress Themes Free
Download WordPress Themes Free
Free Download WordPress Themes
ZG93bmxvYWQgbHluZGEgY291cnNlIGZyZWU=
download mobile firmware
Download WordPress Themes
download udemy paid course for free

Read More:

Матушка Манефа

Со Святой Земли никогда не уезжают насовсем. В нас остается глубокий след, запечатлевшийся в душе, сознании и сердце. Мы не расстаемся с людьми, с которыми мы там познакомились, которых узнали, как своих сродников во Христе, и которых мы полюбили такой любовью, несмотря на то, живы ли они, или уже скончались в момент нашего отъезда. Молитвой […]

Дядя Миша

Никогда не любил заглядываться в бездны, особенно русские. Западные как-то безопаснее, видятся они игрушечными, выдуманными за стойкой «айриш паба»: в них так много от игры ума, а сами холодящие ощущения – за отсутствием общих ассоциативных рядов – в тебя почти не проникают. *** Мы переехали из Гагаринского в Советский в семьдесят девятом. Особенно дружелюбен сделался […]

Служка преподобного Серафима

Доверенным лицом преподобного Серафима по делам Серафимо-Дивеевского монастыря был Михаил Васильевич Мантуров – практический исполнитель заветов батюшки по постройке монастыря. Отец Серафим нашел в нем человека не просто деятельного, но и способного на жертвенность. Над ним впервые великий старец проявил свою чудесную исцеляющую силу. Какая была причина болезни Мантурова, каково ее название, как ее лечить […]