Рождение в вечность

Для верующего человека смерть ‒ великое таинство. По слову святителя Игнатия (Брянчанинова), «она ‒ рождение человека из земной временной жизни в вечность».

2/15 января 1833 года окончил земной путь преподобный Серафим Саровский. За полгода до своей кончины он стал говорить при прощании: «Мы не увидимся более с вами». Некоторые просили благословения в Великий пост поговеть в Сарове и еще раз насладиться беседой с ним. «Тогда двери мои затворятся, ‒ отвечал на это Старец, ‒ вы меня не увидите». Стало заметно, что жизнь отца Серафима угасает; только дух его по-прежнему и еще более прежнего бодрствовал. «Жизнь моя сокращается, ‒ говорил он, ‒ духом я как бы сейчас родился, а телом по всему мертв».

1 января 1833 года, в день воскресный, отец Серафим пришел в последний раз в больничную церковь во имя свв. Зосимы и Савватия, ко всем иконам поставил сам свечи и приложился, чего прежде не замечали за ним; потом причастился, по обычаю, Святых Христовых Таин. По окончании литургии он простился со всеми здесь молившимися братиями, всех благословил, поцеловал и, утешая, сказал: «Спасайтесь, не унывайте, бодрствуйте: нынешний день нам венцы готовятся». Простившись со всеми, он приложился к Кресту и к образу Божией Матери; затем, обойдя вокруг святого престола, сделал обычное поклонение и вышел из храма северными дверями, как бы знаменуя этим, что человек одними вратами, путем рождения, входит в мир сей, а другими, то есть вратами смерти, исходит из него. В это время все заметили в нем крайнее изнеможение сил телесных; но духом старец был бодр, спокоен и весел.

После литургии у него была сестра Дивеевской общины Ирина Васильевна. Старец послал с ней в Дивеево 200 рублей ассигнациями денег, поручив купить в ближней деревне хлеба на эти деньги, ибо в то время вышел весь запас и сестры находились в большой нужде.

Несколько раз в течение этого дня Батюшка выходил на то место, которое прежде указал для своего погребения, и, оставаясь там довольно долгое время, смотрел на землю. Вечером келейный сосед старец Павел слышал, как отец Серафим пел в своей келье пасхальные песнопения.

Второго января, часу в шестом утра, отец Павел почувствовал в сенях близ кельи отца Серафима запах дыма. Сотворив обычную молитву, он постучался в дверь, но она изнутри была заперта крючком, и ответа на молитву не последовало. Вместе с послушником Аникитой они отворили дверь и снегом загасили тлеющие у дверей вещи. Старец стоял  на коленях перед образом Божией Матери «Умиление» со сложенными крестообразно на груди руками. Он уже предал Господу Богу дух свой.

В это время настоятель Глинской обители иеромонах Филарет показал своему ученику на небе необыкновенный свет и сказал: «Вот, так-то души праведных возносятся на небо! Это душа отца Серафима возносится!»

После обедни отца Серафима положили в гроб. Могилу приготовили на том месте, которое давно было отмечено им самим, и его тело до 8 января стояло открытым в Успенском соборе. Саровская пустынь до дня погребения наполнена была народом. Все оплакивали свою потерю и молились об упокоении души Старца. В день погребения за литургией людей в соборе было так много, что свечи около гроба гасли от жара.

Архимандрит Митрофан, позже занимавший должность ризничего в Александро-Невской лавре, был в то время послушником в Саровской пустыне и находился при гробе отца Серафима. Он сообщил дивеевским сестрам, что лично стал свидетелем чуда: когда духовник хотел положить разрешительную молитву в руку отца Серафима, то рука сама разжалась. Видели это игумен, казначей и другие братия.

Погребение отца Серафима совершено было настоятелем Саровской пустыни игуменом Нифонтом. Тело его предано земле по правую сторону соборного алтаря, подле могилы Марка-затворника. Над его могилой не произносились речи. Сами похороны, как и подобает монашескому чину, были скромными. Впоследствии усердием нижегородского купца Ясырева над могилой Преподобного был воздвигнут чугунный памятник в виде гробницы, на котором написано: «Жил во славу Божию 73 года, 5 месяцев и 12-ть дней»*.

Последнее мгновение жизни человека, имя которому смерть, становится мерой того, что он сделал, о чем думал, чему радовался, к чему стремился. Кто поклоняется временной жизни, кто все ее ценности сводит к временным ценностям, тот служит видимости и видимость превращает в идола. И лишь тогда, когда откроются духовные очи сердца, когда человек разглядит тайну вечной непреходящей жизни, сокрытую и затаенную в жизни временной, он становится настоящим человеком, а его поклонение ‒ поклонением истинной, бессмертной жизни. Чтобы раскрыть в себе такую жизнь и прикоснуться к ней, необходимо более глубокое и совершенное сознание, нежели чем плотское мудрование и тленное умствование, необходимы духовная мудрость, знание и просветление.

Поклонники вечной жизни ‒ те, кто поклоняются Богу в Духе и Истине. Откуда вечная жизнь в смертной твари? Она вложена в нее в сотворении, а в воплощении и Воскресении Христовом дана, как закваска. Вечная жизнь засияла в пасхальную ночь от Гроба Господня. Гроб Христов превратился в живоносный гроб, в источник вечной жизни для всякой твари и всякого существа. Благодаря ему, земля из вечной гробницы для всей твари, превратилась в святую мастерскую бессмертия и вечной жизни.

Первым воскресший из мертвых Христос Бог становится воскресителем всех умерших. Вот почему в пасхальном приветствии «Христос воскресе!» и в ответном «Воистину воскресе!» содержится вся сущность нашей веры и вся сущность нашей жизни во времени и вечности ‒ то, во что мы, христиане, веруем, на что надеемся, что любим и на чем основываем свою жизнь. Это основание ‒ смысл нашего рождения и нашего существования. От этого чудесного события сияет вечный и неугасимый свет. Он пронизывает наше рождение, нашу жизнь, нашу смерть и наше вечное упование.

Батюшка Серафим каждому человеку из глубины сердечной говорил: «Радость моя, Христос воскресе!» Вот это дивный пример человека, который имел такую же плоть и кровь, как и мы. Но он не отделялся от Бога тяжестью грехов, а своей жизнью воспарял в небеса, и Господь восхитил его в Свои обители.

В своих наставлениях преподобный Серафим говорил о том, что «лучше для нас презирать то, что не наше ‒ то есть временное и преходящее, и желать нашего ‒ то есть нетления и бессмертия». Только то, что принадлежит области непреходящего и вечного бытия, яв­ляется по-настоящему ценным. Тленным сокровищам и временной славе на земле он противопоставлял нетленные сокровища и вечную славу на небесах.

 

«Дивеевская обитель»

*После уточнения года рождения ‒ 1754-й, а не 1759-й ‒ преподобный Серафим скончался в возрасте 78 лет.

Premium WordPress Themes Download
Download Premium WordPress Themes Free
Premium WordPress Themes Download
Free Download WordPress Themes
online free course
download redmi firmware
Download Premium WordPress Themes Free
free download udemy paid course

Читать также:

Воля Божия и воля человеческая – свобода выбора

Доклад насельника Вознесенского Печерского мужского монастыря игумена Олега (Осипова) на межрегиональном совещании с участием монашествующих Нижегородской, Мордовской и Чувашской митрополий (Свято-Троицкий Серафимо-Дивеевский монастырь, 23 ноября 2018 г.) Вновь и вновь мир бросает человеку вызов: а сможешь ли ты устоять перед соблазном и не «взять от жизни всё», сможешь ли отказаться от благ и удовольст­вий, которых […]

Село Красное

Святая Русь. Малая родина Я помню… Где-то, среди тверских лесов и удомельских болот, затерялась небольшая деревенька. Таких в округе много. Еще живых и уже исчезнувших… Милые и незатейливые названия: Ежиха, Рябиха, Деревяжиха, Ишутиха, Красное, Братцево… В тех деревнях и селах, где жизнь еще теплится, с каждым годом становится все больше заброшенных и заколоченных домов. Вот […]

Вера, действующая любовью

На Пятницком кладбище в Москве, на так называемом дивеевском участке, среди могил сестер Серафимо-Дивеевского монастыря похоронены протоиерей Иоанн Потапов и его супруга Нина Никаноровна Казинцева. Отец Иоанн Потапов принадлежал к тому поколению православных интеллигентов, которые в годы воинствующего государственного атеизма сохранили и приумножили талант веры и в послевоенное время вышли на открытое служение Матери Церкви. […]