Статьи

Мой римский Антошка

Так и запомнился мне Рим – святынями, храмами и счастливым ребенком, которому Господь подарил семью. Моим крестником. Моим римским Антошкой.

«Кресту Твоему покланяемся, Владыко!»

Крест бывает тяжелым, пока он остается крестом своим. Когда же он преобразится в крест Христов, то получает необыкновенную легкость, «ибо иго Мое благо, и бремя Мое легко», ‒ сказал Господь.

Бог с нами

Я шел на работу, а мать – к иконам, как Ангел хранитель. Надеваю куртку, что-то вроде поддавливает в воротнике, нащупываю свернутую молитву «Живый в помощи».

Преподобный Серафим Саровский и его опыт соблюдения поста

Преподобный Серафим Саровский постоянно пребывал в молитве и «соединял пост и строжайшее воздержание», питался преимущественно черствым хлебом, который брал с собой из обители по воскресеньям на целую неделю, и продуктами собственного труда.

Кладбище внутри Канавки

В киновии Дивеевской обители, в юго-восточной ее части, среди тихих белоствольных берез, когда-то находилось старинное монастырское кладбище, о создании которого предсказывал преподобный Серафим Саровский еще в 1830 году.

Я стал православным и поселился в России

Многие люди считают, что я заинтересовался православием из-за того, что был женат на русской. На самом же деле все произошло с точностью наоборот.

Рождество в картинах русских художников

Рождество… Чудится в этом слове крепкий, морозный воздух, льдистая чистота и снежность.

Разговор о любви с митрополитом Запорожским и Мелитопольским Лукой (Коваленко)

Истинная любовь – всегда жертвенная. И Господь показал нам такую любовь. Он пожертвовал Собой ради нас. Достойны ли мы этой любви?

О духе времени

Дух времени сковывает личность своей самодержавной тиранией, механизирует ее: ты винтик в грохочущем механизме современности – и существуй как винтик; ты клавиша на расстроенном рояле нынешних дней, клавиатуру которого трогает дух времени – и существуй как клавиша.

Матушка Манефа

Матушка Манефа, как и остальные старцы и старицы, которых я знал на Святой Земле, принадлежала, по жизни, по духу, монашеству царских времен. Таких любвеобильных монахов я встречал при первом приезде в Россию, на торжествах по поводу 1000-летия крещения Руси. Потом наступило другое время, и только сейчас я почувствовал, что в новом монашестве теплится искра старого монашества.

О трапезе и воздержании в Саровской обители в начале XIX века

Когда преподобный Серафим только поселился в пустыни, питался черствым хлебом; хлеб обыкновенно он брал с собой по воскресеньям на целую неделю. «Хлеба и воды довольно для человека», – говорил батюшка.

Вслед за дивеевскими сестрами – в Саров

С нижегородской стороны были поля, а тотчас за тамбовским рубежом до Саровской пустыни на протяжении четырех верст стоял непроходимый, дремучий лес. Тут было сумрачно, сыро, духовито. Чем дальше в лес, тем гуще он становился.